Набор игроков

- Katyusha 

Завершенные игры

Новые блоги

- Все активные блоги

Форум

- Общий (16841)
- Игровые системы (5948)
- Набор игроков/поиск мастера (40372)
- Котёл идей (3711)
- Конкурсы (13403)
- Под столом (19757)
- Улучшение сайта (10895)
- Ошибки (4207)
- Для новичков (3611)
- Новости проекта (13393)
- Неролевые игры (11168)

Личный кабинет: yarick_ts

Статус: не задан
Дата регистрации: 13.06.2018
Рейтинг: +395
Количество игровых сообщений: 1718
Подано голосов: 276
Последний визит: 17.10.2022 21:10

Нарушения: 0/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: Україна, Київ
Сайт: не указан

О себе

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход

***

Пионеры обнялись и через секунду после этого последовал чудовищный толчок и треск стал невыносимым. Пространство как будто рвалось пополам, а из разломов лился яркий белый свет. После тусклого света ручного фонарика такой свет непременно бы ослепил пионеров на минуту-другую, но пионеры его уже не видели. Их чувства были далеко отсюда.

***

Записи в рабочем журнале с подписями Мироновой О.Д. и Коллайдер В.Ц.
25 апреля

Старший оператор Миронова О.Д. на смену заступила.
О проведении испытании режима выбега ротора турбогенератора осведомлена.
О регламенте испытания режима выбега ротора турбогенератора осведомлена.
Миронова. О.Д. (подпись)

Начальник реакторного цеха №2 Коллайдер В.Ц. на смену заступила.
О проведении испытании режима выбега ротора турбогенератора осведомлена.
О регламенте испытания режима выбега ротора турбогенератора осведомлена.
Коллайдер В.Ц. (подпись)

***

Запись телефонного разговора, 17 часов спустя между диспетчерами Центрального пункта пожарной связи и Военизированной пожарной части.

– Алло. Это ВПЧ-2?
– Да.
– Что у вас там горит?
– Взрыв... на главном корпусе... между третьим и четвертым блоком.
– А там люди есть?
– Да.
– Подымай наш состав.
– Подымаю. Начальника поднял.
– Всех. Всех. Весь состав, офицерский корпус подымай!

***

Областной институт травматологии. 14 июля, ночь, перед рассветом. Ординатура отделения реанимации и интенсивной терапии.

Взмыленная молоденькая медсестра врывается в кабинет, где сонный врач заполняет документы при свете настольной лампы. Дверь гулко распахивается, врач вздрагивает, с укором глядя на запыхавшуюся девушку:

— Алена, что случилось?
— Борис... Игнатьевич... Там... Там... Дети... из комы вышли...
— Так это же отлично! Подожди, как дети? Несколько?
— Все... Четверо...
— Твою мать, невероятно...

Врач мигом выбежал из ординаторской, на ходу надевая маску и шапочку. Дети поступили в реанимацию в очень тяжелом состоянии после жуткой автомобильной катастрофы. Водитель легковушки уснул и на полной скорости въехал в лоб пассажирскому автобусу, который вез детей в пионерский лагерь. Только подумать, одиннадцать смертей, пятнадцать тяжелых, но живых. И вот, четверо в коме, которых к ним доставили. Двое с черепно-мозговыми, одна с ожогами дыхательных путей и ног, и еще один с размозженной лодыжкой и потерей крови.

Труднее всего, наверное, было с последним. Восстановить ткани было уже невозможно - смятый кузов автобуса просто раздавил конечность, мальчик потерял много крови. Если бы спасатели опоздали хотя бы на минут пятнадцать, то его было бы не спасти. Да и так шансы были очень небольшие. И так в скорой два раза сердце запускали.

Если дети действительно вышли из комы, то это нельзя назвать никак иначе, как чудом. Даже при том, что Борис Игнатьевич работал в реанимации уже 25 лет и на своем опыте повидал много чего.

Экипировавшись, врач что-то шепнул медсестре и та умчалась в другую сторону. А он зашел в отделение интенсивной терапии и бросился к детям. И правда, все четверо открыли глаза и пытались осмотреться, чтобы узнать, куда они попали. Правда, удалось это не всем. Ведь первое, что почувствовали Олег и Влад - это жуткая головная боль и тошнота. Но если Олег мог наблюдать белый больничный потолок и увидел врача, то в глазах Влада все двоилось и плыло. Лишь с большими усилиями парень мог видеть силуэт доктора.

Зато девочка, единственная среди парней на больничных каталках, могла видеть все четко и даже немного крутить головой. Аппарат искусственной вентиляции легких этому практически не мешал. Правда, воспринимала она все немного заторможенно. Причиной была большая доза обезболивающих, которая должна заглушить боль от ожогов на ногах и сожженной слизистой горла.

Четвертый парень, которого врач считал самым тяжелым, очнулся почти бодрячком. Если не считать то, что большая половина крови, которая сейчас плещется в его венах - донорская. Вот только доктор прекрасно знает, что будет, когда парень узнает о том, что ему пришлось ампутировать ногу. И ему будет все равно на то, что доктора вытащили его из того света. Что ж, такова цена за спасение людей.

Доктор мигом проверил показания подключенных аппаратов. Мозговая активность и жизненные показатели детей были в относительной норме. Борис Игнатьевич не смог сдержать эмоции и со слезами на глазах сказал:

— Это чудо, что вы живы. Но теперь все будет хорошо. Мы вас вылечим. И все будет хорошо.

***

Безвременье. Ольга Дмитриевна и Виолетта Церновна.

— Виола, как думаешь, они живы?
— Думаю, да... Мы справились... В этот раз мы справились...

Девушки замолчали. Каждая думала о своем. Виола корила себя за то, что так и не смогла спасти девочку Катю. Борису Санычу пришлось взять ее с собой, дальше. А девочка была достойна жизни как никто другой. А остальные... Кажется, десять ребятишек, которым еще жить и жить... Виола сама не заметила, как из глаз потекли горькие слезы.

Оля думала о той единственной ошибке, которая стоила жизни многим. Что ей стоило не послушать диспетчера и не продолжать эксперимент, ведь был риск потери контроля над реактором, был. Она ведь писала диссертацию о ксеноновых ямах в ядерном синтезе и видела опасность такого решения. Но поверила диспетчеру, посчитав, что тот знает лучше. Как выяснилось, не знал.

Теперь им нужно искупать свою вину, спасая невинные души. И каждый раз это рвет сердце Ольги пополам. Ведь как смотреть в глаза этим детям, если они даже не осознают, что находятся на волоске от смерти? Они веселятся, шутят... и уходят дальше, даже не попытавшись разобраться. А говорить нельзя ничего. Только собственные воспоминания могут помочь очнуться. А если попытаться помочь, хоть словом или намеком, то душа сразу отправится дальше.

Ольга уже потеряла счет дням и годам. Сколько времени она искупает свою вину? Ведь времени здесь не было. Вернее, здесь было много времен, но ни одно из них не говорило, сколько они уже здесь. И никто не мог сказать, сколько им нести этот крест. Но Ольга была уверена, что они будут делать все, что нужно столько раз, сколько понадобится. Пусть на это уйдет хоть целая вечность. Пока они здесь, все имеет смысл. И однажды они искупят свою вину.
Друзья, я искренне поздравляю вас с окончанием модуля. Это финал.
Я безумно благодарен всем участникам - без вас не было бы такого прекрасного приключения.
XIII, Joeren, Комиссар, Аликтус, спасибо!